Открыть меню

CHRISTIAN DIOR ОТ ДЖОНА ГАЛЬЯНО

Его коллекции ненормальны, это уж точно. Когда на подиуме появляются модели Гальяно. в сознании, забитом штампами и замусоренном всякого рода клише, происходит полная «нестыковка», и трактовать по-научному эти видения нельзя. Их можно чувствовать и уловив настроение, «глотать» целиком. Но ни в коем случае не разбирать на составляющие. Потому что Гальяно мыслит не деталями, а образами. Именно образы вдохновляют его на создание очередной коллекции.
Одевать просто женщину ему невыносимо скучно, возможно, поэтому он пребывает в постоянном поиске «не просто женщины». Это может быть исторический персонаж героиня романа или плод его воображения. «Меня вдохновляет личность. Я представляю, какой была эта женщина, что она носила, что хотела бы носить, где жила, кто были ее любовники».
Его моду называют провокационной. «Но не желание провоцировать заставляет меня каждое утро подниматься с постели, а красота… Я хочу создавать моду для тех женщин, в которых необыкновенно развито стремление выглядеть красивыми».
Женщина по Гальяно должна буквально наслаждаться своей женственностью. Это ему «завещал» Диор. «Мсье Диор был Богом моды, — говорит Гальяно. — И он боготворил женскую красоту».
Они никогда не видели друг друга. Гальяно родился три года спустя после смерти Диора. Но, пожалуй, никто из последователей легендарного кутюрье не подошел к разгадке его тайны так близко, как Гальяпо. В кресле Диора после его смерти сидели Ив Сен Лоран, Марк Бохан, Джанфран-ко Ферре… Они продолжали создавать одежду с маркой Christian Dior, но покупали ее преимущественно дамы среднего возраста. «Женщиной Диора» по-прежнему оставалась истинная парижанка, но ее образ со временем стал тускнеть.
Пришедший в Дом «Кристиан Диор» Джон Гальяно сумел вернуть ему былую славу, но сам он довольно скромно отзывается о своей исторической роли. «Мы лишь слегка стряхнули паутину и придали вещам легкость. Жакеты Dior скроены по прежним конструкциям; мы их немного модернизировали и стали использовать в работе высокотехнологичные материалы и новые красители, а также создавать их для женщины, легкой на подъем, которой ничего не стоит слетать в Нью-Йорк пообедать», — замечает Гальяно.
И при этом ничего не говорит о том, как он сумел возродить культ Диора. А ведь сегодня показы коллекций Дома Christian Dior — самые модные мероприятия, на которые «слетаются» гости даже из-за океана, — Николь Кидман, Лив Тайлер, Мила Йовович, Стивен Спилберг и др.
Ну, в самом деле, не «заколдовал» же он эту марку? Почему до Гальяно подобный ажиотаж имя Диора вызывало лишь при ее отце основателе? Даже не спрашивайте об этом Джона — он «выскользнет» из вопроса, как изворотливый уж…
«Я никогда не относился к моде, как к науке. Тем не менее я овладел этой наукой в совершенстве». За его плечами солидный багаж академических знаний. Возможно применяет их стишком опосредованно.
Джону нравились танцы с переодеваниями, а еще он любил рисовать — преимущественно цветы и телефонные будки. Рисованием он планировал заниматься всю жизнь: с дипломом колледжа Святого Мартина — самой престижной школы моды и дизайна — он собирался ехать в Нью-Йорк, работать иллюстратором.
Но его планы разрушила Дайана Росс, случайно зашедшая в бутик Browns, где пыщенно серьезно. Когда он приступает к работе над коллекцией, в его мыслях царит полный хаос. Конечно, старт всему процессу задает рисунок. Но одна идея порождает другую, и из одного наброска может получиться шесть единиц коллекции. «Вечернее платье может превратиться в топ, а идея, придуманная для рукава, может неожиданно воплотиться в юбке», — как бы оправдывается Гальяно за свою бурную фантазию.
Образ коллекции у него может возникнуть «по мотивам» газетной статьи, фильма, выставки картин или фотографии, музыки или путешествия. «Однажды я влюбился в картины Пикассо и прочих известных художников-«кубистов». А с другими чувствами и нельзя воспринимать такие вещи. Они меня вдохновили на целую серию образов».
Но не всегда его мысли так высокохудожественны. «Оглянитесь вокруг. Ведь так много всякого тряпья на помойках и «блошиных» рынках. И если Иву Сен Лорану позволительно проповедовать излишнюю роскошь, то почему бы мне не проповедовать стиль нищих и клошаров?»
Он делает моду с улыбкой на лице — но не с наивно-доброй, полуидиотской, а с саркастической ухмылкой.
Родился Джон, от дикого коктейля родительской крови: испанской — от матери и англоитальянской — от отца. Никакого отношения к моде родители не имели. Отец Джона работал водопроводчиком, мать была домохозяйкой. Правда, испанская домохозяйка — это вам не манерная Мэри Поппинс со строгими правилами, овсянкой по утрам и чаем ровно в пять и ни минутой позже.
В родительском доме дети танцевали фламенко на кухонном столе и наряжались по любому поводу. И в витрине красовалась дипломная работа выпускника Гальяно (коллекция из восьми нарядов), и купившая один из них — жилетку. Хозяин бутика заказал ему еще одну… Не так ли начинаются легенды?
Тем летом родители Гальяно уехали в Испанию, и в его распоряжении оказался целый дом. Он строчил один жилет за другим, отвозил их в магазин, покупал на обратном пути ткани, пуговицы, краски, и все повторялось сначала. .
В Нью-Йорк он так и не поехал. Лондон, вдруг полюбивший Гальяно и назвавший его вундеркиндом английской моды, не отпустил своего ребенка-гения. Но и не обеспечил ему должного «пансиона». Гальяно, как одержимый, создавал потрясающие вещи, но совершить «финансовый прорыв» никак не мог.
Деньги и всемирная слава ожидали его в другом месте — ему нужно было всего лишь переплыть Ла-Манш. В Париже он остановился у приятеля — не было денег на гостиницу. Спал на полу. Работал в помещении одной из фабрик, где приятель выделил для него несколько квадратных метров площади. Понемногу «выбивался в люди». Даже поработал какое-то время в Доме Живанши. Уйдя оттуда, бросил «высокой моде» вызов от своего собственного имени. Во время диктатуры минималистского стиля выпустил на подиум коллекцию из 17 (вместо традиционных 60-80-ти) роскошных платьев, которую критики назвали откровенной демонстрацией роскоши.
Дому Christian Dior понадобился именно этот «персонаж». Теперь Гальяно диктует тенденции в моде в двух главных европейских городах: в Париже, создавая одежду для Дома Christian Dior, и в Лондоне, разрабатывая необузданный стиль Дома Гальяно. Он невероятно трудолюбив — делает по 12 коллекций в год. И необычайно талантлив — воображению этого человека нет предела.
«Я часто пополняю запасы своего вдохновения в хранилищах Музея Виктории и Альберта, рассматривая старые костюмы, и в букинистических магазинах Лондона, листая пожелтевшие страницы иллюстрированных книг», — говорит Гальяно.
Он знает историю моды лучше любого профессора-теоретика. И умеет пользоваться этими знаниями и достижениями прошлых эпох. А еще он предчувствует тенденции будущих.
«То, как я выгляжу, — всегда часть моего творческого процесса. Правда, многим кажется, что я одет смехотворно, нелепо; но если ты это чувствуешь изнутри, глупо противоречить себе снаружи. Если я думаю, что надевать дорожные штаны с кожаным жакетом — это правильно, очень трудно не делать именно так».
Правда, с некоторых пор он остерегается явно демонстрировать свои предчувствия собственным гардеробом. «Я выдавал слишком много секретов, используя в своей одежде детали будущей коллекции». И недремлющие шпионы «от кутюр» не упускали случая стащить идейку-другую, перепродавая ее потом нечистоплотным «подделыцикам».
Он нисколько не похож на взрослого, признанного дизайнера. Когда Гальяно хитровато улыбается или манерно хихикает, он становится похожим на нашкодившего школьника; когда наряжается в причудливые вещи — превращается в пирата или разбойника. И даже шалости у него порой бывают мальчишескими. Ну, например, однажды, за несколько секунд до начала показа своей коллекции, он выстроил моделей, разодетых в роскошные муслиновые платья а ля эпоха Директории, и окатил их водой из ведра. Девчонки молча вышли на подиум мокрыми, хотя каждой в душе наверняка хотелось остаться за кулисами и «надрать» ему уши, как это не раз практиковалось в школе по отношению к вредным одноклассникам.
Словом, как такой персонаж мог стать олицетворением Дома Christian Dior — одному Богу известно. Впрочем, наверное, духу Диора тоже…
Стиль Christian Dior от Диора был олицетворением женственности послевоенной эпохи, стиль Christian Dior от Гальяно — практически тот же, но с поправкой навек.
Ничего не изменилось. Может быть, только сама женщина.

Срочно нужно подарить любимой цветы в другом городе? Обращайтесь, оформите заказ цветов и конфет по всей Украине и миру. Это так удобно. а сделать подарок так приятно!

Обсуждение: 2 комментария
  1. nell:

    он гений

    Ответить
    1. APRIORI:

      Согласна! Его коллекции очень яркие и индивидуальные.

      Ответить

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Правообладателям

© 2020 Блог стилиста · Копирование материалов сайта без разрешения запрещено