Открыть меню

ЭЛЬЗА СКИАПАРЕЛЛИ БИОГРАФИЯ

Журнал «Тайм» провозгласил Коко Шанель самым влиятельным модельером нынешнего столетия.
Примечательно, вернее сказать, досадно, что в «столетний» рейтинг журнала «Тайм» не попала самая достойная конкурентка Шанель, всеми ее творческими дарами в избытке наделенная: Эльза Скиапарелли.

Она родилась в 1890 году в Риме. В автобиографии, написанной в 1954 году после закрытия ее парижского салона, Скиапарелли не без кокетства отмечает, что уже с малолетства окружающие находили ее несколько странной, если не сказать эксцентричной. Стоит признать: она и впрямь отмачивала тогда коленца. Когда ее в очередной раз допекли родители, которые хоть и не знали сладу с буйной фантазией «старшенькой», но не забывали при этом напомнить, что ее сестра гораздо красивее, Эльза украла у садовника семена и «посеяла» их перед сном себе в нос и уши — в надежде проснуться наутро с лицом, покрытым ковром прекрасных маргариток. Другой пример: в 14-летнем возрасте она опубликовала сборник эротических стихов «Арестуза», собравший большую прессу как в Италии, так и за границей. В результате чего отец Эльзы впал в такое неистовство, что отправил ее прямиком в швейцарскую монастырскую школу, единственно способную притормозить ее слишком раннее половое созревание. Однако для буйной фантазии строгий режим лишь оказался дополнительной питательной средой. Правда, все неистовства некоторое время бурлили внутри ее хорошенькой головки — внешне Эльза затихла.
Начиная с этого момента она обратилась в поиск. Выйдя из школы, с одержимостью кинулась в рисование и в жизнь артистической богемы Рима и Флоренции. Когда в 1913 году мать надумала свозить ее в Париж, Скиапарелли мгновенно поняла, что это ее город. Но Париж пока в ней родственную душу не распознал, зато мятежность ее пришлась по вкусу холодноватому Лондону, где она влюбилась и, не особо раздумывая, вышла замуж за излучавшего магический шарм теософа Уильяма Вендта. Через год у них родилась дочь.
Втроем рассеянно-роскошествующие Вендты принялись кочевать по свету. В 1919 году они причалили к берегам Америки, где Скиапарелли накоротке сошлась со столь же рассеянно блуждавшими по миру сюрреалистами: Марселем Дюшампом, Мэном Реем и Фрэнсисом Пикабиа. Быть может, не без этой дружбы ее брак с легким фарфоровым звоном распался в 1920-м. Двумя годами позже Эльза решительно десантировалась в Париж, где в 1927 году на улице Рю де Пэ открыла свой первый бутик с выламывающимся из жанра названием — «Все для спорта». Нет ничего удивительного в том, что, начиная с первой же своей вещи — грубо вязанного черного свитера с тон-чайшим кружевным газовым воротничком вокруг шеи, — Скиап столь пришлась по вкусу парижанам, которым хватало всего, кроме изящного, артистического юмора в одежде. На протяжении всей карьеры она будет искать подобные «художественные штучки» — в пику своим пуленепробиваемо-серьезным коллегам. Сюрреалистически непосредственное сочетание несочетаемого станет лейтмотивом всего ее творчества. За свитером с воротником-паутинкой последуют блузы с африканскими мотивами, рыбацкими татуировками и рентгеновски высвеченными очертаниями скелета — два последних узора будут впоследствии буквально воспроизведены Жан-Полем Готье.
Дела пошли столь блестяще, что в 1934 году Эльза переехала со своим салоном в район пороскошней — площадь Вандом, 21. Здесь — первой из кутюрье — она наладила более дешевую линию прет-а-порте, развивающую и тиражирующую основную тему ее шикарных дефиле. Эту идею скопирует впоследствии практически каждый уважающий себя дизайнер — Тьерри Мюглер, Клод Монтана, Кензо… Первая тематическая коллекция Скиапарелли называлась «Стой, Смотри и Слушай»: абсолютно прозрачные юбки соседствовали в ней с плащами-дождевиками, впервые в истории моды выданными за вечерние платья. В 1936 году последовало еще более шокирующее продолжение: в коллекции «Парашют» пальто сделались шелковыми, а платья — из парашютной ткани. Эту свою коллекцию Эльза посвятила знаменитым перелетам Чарльза Линдберга.
Скиапарелли фонтанировала идеями. После коллекции, в которой она «оживила» полотна Боттичелли, последовали дефиле, принесшие ей мировую славу: музыкальная и астрологическая коллекции. Высшим мигом ее творческой активности стало модное шоу «Цирк» 1938 года. Вдохновленная посещением цирка Барнум, Скиапарелли нарядила манекенщиц в костюмы жонглеров, фокусников, акробатов и клоунов. Немыслимые наряды декорировались пуговицами в виде акробатических трапеций и жонглирующих велосипедистов. Для тех клиентов, кому все это оказалось «слишком», Скиапарелли сотворила нечто более «спокойное»: шляпки, обсыпанные конфетти или в форме вазочек для мороженого, а также шарфы и шали с надписями типа «Представление начинается!»
В своих коллекциях Скиапарелли своеобразно комментировала и «безумие» окружавшей ее действительности. К примеру, сделав пуговицы из луидоров, она иронизировала по поводу девальвации французской монеты. Для американских женщин во время Великой депрессии она спроектировала шорты, которые мгновенно перевоплощались в вечернее платье. Накануне Второй мировой войны она опять же первым из дизайнеров ввела в дамский обиход камуфляжную ткань, а рафинированный костюм из ее предвоенной коллекции «Cash & Carry» как по мановению волшебной палочки превращался в защитное одеяние для бомбоубежища.
Подобно Шанель, Скиапарелли была знакома с выдающимися людьми своего времени. С одним лишь различием: для достижения своих целей Шанель укладывала их в постель, Скиапарелли без всяких целей с ними дружила. Множество ее блестящих находок возникли в сотрудничестве с известными художниками. Она с большим удовольствием воспринимала все их «чудачества». Жан Кокто рисовал для нее сюрреалистические платья, знаменитый фотограф Мэн Рей так снимал ее колекции, что его работы становились достоянием искусства. И все же лучше всего они понимали друг друга с Сальвадором Дали. Результатом их творческого сотрудничества, замешанного на юморе и не признающей границ оригинальности, явилась сумочка-телефон, позвякивавшая, когда ее открывали, шляпки в виде дамской туфельки или бараньей котлеты, а также платье с раком для Уоллис Симпсон, супруги Эдварда, герцога Виндзорского, променявшего на сию неспокойную даму английский трон. При участии Дали родился и флакон знаменитых духов Скиапарелли «Shocking» — в виде точеной женской фигуры, формы которой Эльза «сняла» с близкой своей подруги и постоянной клиентки — американской звезды Мэ Уэст. Просоответствовав при создании духов всем неписаным правилам хорошего вкуса, Скиапарелли первой ввела в высокую моду элементы китча, что, вероятно, и послужило невероятной популярности «Shocking», длившейся вплоть до начала шестидесятых годов. Соревновалась Скиапарелли только сама с собой: с «Shockng» соперничал славой лишь аромат «Le Roi Soleil» — других ее духов, созданных в 1946 году тоже при участии Сальвадора Дали. Сама Скиапарелли назвала эти духи «одой французской культуре».
После войны она устроила новую презентацию своего задремавшего на ремя оккупации парижского салона. Остроумный шедевр ее новой коллекции тут же украсил обложку журнала «Newsweek», что мгновенно превратило Скиапарелли в самого популярного французского кутюрье в Америке. Но после того энтузиазма, с которым встретила диоровскую коллекцию «Новый взгляд» парижская публика, Эльза сочла, что ее тонкому юмору больше не место на подиуме. В 1954 году — при полном непонимании со стороны ее многочисленных и страстных поклонников — она без единого комментария закрыла свой Дом моды и молча ушла в небытие.
…Чем больше погружаешься в ее творчество, тем сильнее удивляешься тому, сколь многие ее идеи взяты на вооружение во второй половине нынешнего века. Скажем честнее: сколь многие ее идеи буквально «передраны» и выданы за абсолютно новые ведущими мировыми кутюрье. Узнавание шокирует. Пожалуй, один лишь Ив Сен-Лоран так прямо по-рыцарски и признался: без влияния Скиапарелли на его творчество оно выглядело бы совсем иначе. Но большинство его коллег попрежнему замалчивают источник своих модных «революций».
За примерами далеко ходить не надо: широкоплечий и слегка военизированный силуэт Тьерри Мюглера и Клода Монтана 80-х есть прямое заимствование из коллекции Скиапарелли «Робин Гуд». Знаменитый оригинальный смокинг Джанфранко Ферре с лацканами и застежкой на спине? Скиапарелли придумала его в 1936-м. Уж не говоря про все ее сюрреалистические шуточки (Го-тье, Москино), цитирование барочных и классических стилевых элементов (Сен-Лоран, Вествуд, Лагерфельд). Даже последняя придуманная Скиапарелли модель — прозрачное платье, сфотографированное Мэном Реем, анонсировал на ближайший сезон со всем присущим ему вкусом японский дизайнер Иссей Мияки. Было множество попыток вдохнуть в Дом Скиапарелли новую жизнь. Такая вывеска по сей день украшает дом 21 на площади Вандом. Но если Дом предпочтет не возрождаться, имеет смысл устроить здесь ее музей. Если французское правительство не сочтет нужным его финансировать, то музей вполне может просуществовать на частные пожертвования благодарных модельеров, сделавших себе имя на ее идеях. Или же организаторам следует обратиться к наследникам Сальвадора Дали, которые весьма преумножили свои состояния на модификациях флакона «Le Roi Soleil». Или непосредственно к Жан-Полю Готье. Сходство между его знаменитыми духами и «Shocking» столь поразительно, что если все желающие найти семь различий заплатят за входной билет, этого будет вполне достаточно, чтобы содержать музей, где совершенно бесплатно можно будет ознакомиться с уникальным миром самого оригинального модельера XX века.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Правообладателям

© 2020 Блог стилиста · Копирование материалов сайта без разрешения запрещено