Открыть меню

Летучий голландец Кристиаан Хоутенбос

Где вы живете?
В Нью-Йорке, недалеко от Карнеги холла.
Кем бы вы хотели быть, если не были бы собой?
Королевой Голландии.
Ваш любимый десерт.
Секс.
Назовите 4 человека (живущих сегодня или в другие эпохи), которых вы бы пригласили на ужин.
Вермеер, Ван Гог, Карел Аппель, Ян Кремер.
Греховное удовольствие.
Я не знаю греха — это все удовольствие.

Кем вы мечтали стать в детстве?

Вы знаете, я думал об этом, но реально не помню, чтобы когда-нибудь задавался этим вопросом. Мой отец работал парикмахером, у него был свой салон в Бовенкарспеле (маленький городок в Нидерландах). Это место, где я вырос, и где, по сути, стал парикмахером. Я был старшим из 12 детей в семье, и начал помогать в салоне, как только смог держать в руках метлу. Потом отец записал меня в парикмахерскую школу в Амстердаме. После года обучения (в 19 лет) меня призвали в армию. Я попал в морские пехотинцы
и так оказался на Арубе и Кюрасао. Парикмахерское дело я и там не забросил, старался использовать ножницы при каждом удобном случае. Услышав, что в одном из крупных отелей Кюрасао есть салон очень хорошего стилиста, я сразу пошел к нему. Обрисовал ситуацию, рассказал, что умею. В итоге стал проводить в салоне каждую свободную минуту. Появились клиенты, дело пошло, и я и глазом не успел моргнуть, как оказался в Нью-Йорке.

Можете рассказать об этом подробнее? Говорят, это какая-то совершенно удивительная история.

Я оказался в Нью-Йорке благодаря Мэри Вейл, миссис Курт Вейл. Она была женой одного из директоров Esso на Арубе и часто заходила в салон, где я работал. Миссис Вейл решила, что я достаточно талантлив, чтобы работать в Нью-Йорке. Она написала письмо главному редактору американского журнала Glamour, в котором всячески меня расхваливала, и организовала мою поездку в Штаты. Каково же было мое удивление, когда в Нью-Йорке меня сходу взяли на должность креативного директора Bergdorf Goodman Coiffures Americana Salon! Это повлекло за собой начало сотрудничества с моделями, актрисами, музыкантами… И лишь спустя год, когда я начал работать с Glamour, узнал, что на самом деле получил этот шанс по ошибке — вследствие недоразумения. Главный редактор издания Эмми Грин приняла миссис Курт Вейл из Арубы за звезду Бродвея Лоте Ленья, жену известного композитора Курта Вейла, Поэтому в Штатах меня приняли так радушно. Удача определенно была на моей стороне (смеется).

Когда началось ваше активное сотрудничество с журналами и модными домами?

С самого старта нью-йоркской карьеры я, сам того не зная, познакомился с очень многими влиятельными людьми из модной индустрии. Звучит странно. Но мне тогда было 20 лет, еще и прибыл издалека, поэтому совершенно не понимал местных тонкостей и не ориентировался who is who. А когда немного освоился, обнаружил, что я парень со связями (смеется). Потом у меня появилось желание сделать прически более естественными. Я начал использовать методику, которой отец научил меня. Для моих американских клиентов это было что-то новое, и уже через шесть месяцев New York Times написал обо мне статью. Через полтора года я стал развивать для Bergdorf Goodman новое направление — прогрессивные демократичные салоны, созданные под влиянием молодой генерации парикмахеров. Правда, на определенном этапе мы с руководством не сошлись во взглядах, и меня уволили. Долго без работы я не сидел. Редакторы модных журналов вышли на связь и предложили работу. Так и началась моя карьера фрилансера. По ходу выяснилось, что модель салонов, которые я запускал для Bergdorf Goodman, стала очень популярной по всему миру. Так что в 1972 году я вернулся в Амстердам и открыл 5 таких салонов. Через несколько лет, когда моя жена забеременела, я почувствовал, что хочу сосредоточиться на творческой стороне профессии, а не на бизнесе. Я жаждал жизни, которая была у меня раньше. Это дало мне толчок для создания некоторых проектов, которые на то время вызвали большой резонанс в индустрии и вывели меня в топ.

Звучит так, будто вам все давалось легко…

Да, кажется, будто я все получил на блюдечке. Но в действительности это не так. Все зависит от того, как вы распорядитесь возможностями, которые вам открываются. Я, правда, верю, что вы настолько хороши, как хороша ваша последняя работа.

Ваша жена всегда сопровождает вас в поездках?

Я познакомился с Марианной на родине. Потом уехал обратно в Штаты, но мы не теряли связь. Через полгода после нашей первой встречи она попросила у родителей разрешения навестить меня в Америке. Они согласились при одном условии: мы должны пожениться. Я прилетел в Нидерланды, мы поженились, а после свадьбы отправились вместе в Нью-Йорк. И с тех пор практически не расставались. Тем более, что работали в одной сфере. Марианна в Harper’s Bazaar сначала работала в маркетинге, а потом стала младшим редактором отдела моды.

Расскажите о самых ярких моментах в вашей карьере?

Парикмахер становится известным благодаря каким-то своим «фишкам», ноу-хау. В моем случае — это асимметрические стрижки и buzz cut. Я очень четко помню, как и когда сделал их впервые. Это ведь не был продуманный и спланированный шаг вроде «проанализирую-ка я быстренько, чего другие еще не делали в индустрии, сотворю что-то новое и прославлюсь». Обе стрижки появились в результате творческого эксперимента. Признаюсь, что видеть, как они находят свое продолжение, очень приятно. Создание этих стрижек действительно яркий момент в моей карьере. Еще один — короткая стрижка flap-top, которую я сделал Грейс Джонс. Мое имя связано с этой прической. Каждый раз, глядя на знаменитые фотографии Грейс, вспоминают и обо мне.

Как вы познакомились с Грейс Джонс?

Грейс работала моделью, поэтому я знал ее раньше. Потом, когда она ушла в шоу-бизнес, мы были соседями. Однажды Грейс прибежала ко мне среди ночи с криком: «Кристиаан, мне нужна стрижка!». Я вылез из постели и взялся за дело. Пришлось стричь все ножницами — машинки под рукой не было. На следующий день она сделала съемку с Жан-Полем Готье и стала звездой мирового масштаба. А я получил лучшую рекламу, которую можно представить.
IMG_20151105_0002
Опишите процесс работы на съемках. У вас есть свобода действий или нужно делать, что скажут?

Раньше у меня было больше свободы. Я был волен делать практически все, что хотел. Сегодня все по-другому. У фотографов есть свои идеи, видение, они планируют свою съемку. Например, завтра у меня фотосессия с Марио Тестино и я получил от него целый список пунктов, которые нужно учитывать в создании образа. Но для меня это никогда не было проблемой. Все, что нужно, это лечь спать, сфокусироваться на задаче и утром, когда я проснусь, все образы уже оформятся в моей голове. В принципе, у меня всегда достаточно идей — даже если не все они попадают в цель (смеется). Я легко подстраиваюсь под ситуацию. Если в процессе концепция поменялась, будем импровизировать.

Говорят, подходы к работе в индустрии за годы сильно изменились. Как предпочитаете работать вы?

Я всегда любил спонтанность. Сегодня стилисты приезжают на съемки с пятью ассистентами и грузовиком материалов. Я привык работать в одиночку. Возможно, я ошибаюсь, но мне кажется, что и людям нравится, когда я приезжаю сам, только со своим чемоданом.

Как бы вы описали фирменный стиль Кристиаана Хоутенбоса?

Кто знает! Но я определенно мастер сырых текстур, натуральных растрепанных образов. Это своего рода магия. С другой стороны, я очень хорош в создании жестких образов, когда в прическе не шевелится ни один волос. Вообще, это как живопись: вы просто чувствуете, что будет правильным для этого конкретного образа, и когда следует остановиться.

Вы работаете со многими знаменитостями. Каково это?

За свою жизнь я работал со многими селебритиз, но никогда не носился с этим. Для меня это просто люди — голова, волосы, индивидуальность, характер. Вы сталкиваетесь со всеми типами людей в нашем бизнесе. Особенно в 70-е, когда ко мне приходили Элизабет Тэйлор, Дебби Харри, Кит Ричардс и Мик Джаг-гер… Но то были другие времена, более сдержанные, без папарацци… Сейчас все наоборот. Пару недель назад я работал с Ланой Дель Рей, Florence and the Machine и Кирстен Данст. Когда мы закончили, на улице уже ждали около 30 человек с камерами. Хотя у меня нет проблем в общении с такими людьми. Иногда мне кажется, они даже рады, что я там, старый чудак.

У вас есть все — карьера, дети, семья, путешествия… О чем вы мечтаете?

Хотелось бы больше времени посвятить моим хобби. У меня есть свой фотографический журнал, я работаю с глиной, немножко пишу. В Хэмптоне у меня очень красивый дом на пляже, но, к сожалению, не получается проводить там столько времени, как мне бы хотелось. Поэтому я решил меньше работать. Разве что для души…

Добавить комментарий

Правообладателям

© 2017 Блог стилиста · Копирование материалов сайта без разрешения запрещено