Открыть меню

ЛЮБОВЬ И ТВОРЧЕСТВО КОКО ШАНЕЛЬ

С годами меняется мода, но стиль одежды и ароматы парфюмерии знаменитой Коко Шанель не теряют своей притягательности. В свое время кинозвезда Мерилин Монро очень точно оценила продукцию Коко: «В постели я ничего не одеваю на себя. Ничего, кроме нескольких капель духов «Шанель № 5». Хотя этот аромат и не всем подходит, мне, к примеру, больше нравится Armand Basi In Red. И сегодня последовательниц вкуса великолепной Мерилин не счесть, в том числе и среди знаменитостей. Вопреки новым веяниям в мире ароматов и высокой моды, продукция от Шанель не знает конкуренции.
Никто не оспаривает слов писателя Андре Моруа, «что в истории Франции XX века наиболее ярко отразились три имени: де Голль, Пикассо и Шанель. С именем женщины-кутюрье связан целый институт французской моды. Никто из ее коллег не сумел создать направление в дизайне одежды, которое бы основывалось на традициях прошлого и было бы так современно и актуально.
И это — при том, что у будущей законодательницы моды в самом начале ее карьеры не было никаких предпосылок для столь бурного успеха в бизнесе.
Габриэлла Шанель родилась в 1883 году в больнице для бедняков. Это был внебрачный ребенок. Когда девочке исполнилось 12 лет, отец, разъездной коммивояжер, пристроил ее и двух сестричек в католический сиротский приют. Позже Габриэлла настолько стыдилась этой страницы своей биографии, что постоянно пыталась ее обходить при подготовке любых публикаций о ней.
В 20 лет с помощью руководства приюта Габриэлла получила место швеи на предприятии, которое обшивало местную аристократию, главным образом офицеров. Однажды в цеху появился кавалерийский офицер и предложил несколько изменить его форменную одежду. Шанель умело справилась с новым заказом. Ее мастерство получило высокую оценку. Смазливой модистке предложили место в офицерском варьете, где она успешно дебютировала. Не имея особых голосовых данных, новоявленная шансонетка не могла рассчитывать на изысканный репертуар: в нем на первых порах было всего две песенки: «Кто видел Коко в Трокадеро?» и «Ко-ко-ри-ко!» (то есть «Ку-ка-ре-ку!»).Но поклонники требовали новых номеров и, вызывая певичку на «бис», кричали «Коко!». Оказывается, это было уличное прозвище ее отца.
К сожалению, кроме этого отцовского «приданного», молодая шансонетка не имела никакой мужской опеки. И она нашла ее в лице богатого пехотного офицера Этьена Бальзана. В 1905 году Шанель поселилась в его имении. Бальзан обучил свою наложницу многим светским манерам, верховой езде, что весьма пригодилось ей в дальнейшей жизни.
В отличие от других кокоток, Шанель всегда была «женщиной при определенном мужчине». Она провела ревизию гардероба своего покровителя. Многие мужские костюмы оказались ей очень к лицу, невзирая на то, что в моде того времени ценилась женственность.
В 1909 году англичанин Артур Кейпл посоветовал своему приятелю Бальзану помочь Коко открыть шляпный салон в одном из парижских домов, где проживало много холостых мужчин. Успех салона был настолько неожиданным, что уже через год его хозяйка смогла переехать в деловой квартал Парижа. Там, в доме номер 31, до сих пор находится резиденция фирмы «Шанель». В то же время она ушла от Бальзана к Кейплу. «Он стал мне отцом, братом, моей семьей, — вспоминала Коко. — Мы были созданы друг для друга. Он любил меня и знал, что я тоже люблю его, и это было главное, что мы имели».
В 1913 году Кейпл подарил возлюбленной магазин неподалеку от казино и других увеселительных заведений. К тому времени Коко предлагала клиентам не только головные уборы, но и спортивные вязаные костюмы и платья, модели которых придумывала сама.
После Первой мировой войны женщины заняли новую ступеньку в обществе и желали подчеркнуть свой новый статус соответствующими деталями гардероба. Пришло время использовать склонность Коко к мужской одежде. Модницы начали копировать даже любимую позу Коко, когда она выходила на подиум, держа руку в кармане — вместо того, чтобы традиционно кокетливо поигрывать жемчужным ожерельем. В моду вошли и коротко стриженная женская головка, маленький бюст, подтянутая, почти мальчишеская фигура без обязательных округлостей, пышных бедер и широких фалд. Наконец, традиционная длина платьев «до косточки» стала постепенно укорачиваться. «Я первая стала вести такой образ жизни, какой соответствовал новому веку», — без лишней скромности утверждала Шанель.
В 1918 ходу ее покровитель женился на английской аристократке. Но через год судьба наказала его: он погиб в автокатастрофе во время поездки от любовницы к жене. Утешил Коко в ее горе итальянский художник Мизиа Серт. Благодаря новому возлюбленному Коко познакомилась со всемирно известными деятелями искусства — художником Пикассо, балетмейстером Дягилевым, композитором Стравинским. Последний тоже определенное время был ее любовником. Связь с Мизиа, работавшим в стиле позднего барокко, и использовавшим много зеркал, повлияла на то, что Коко увлеклась зеркалами. В это же время она создала своей парфюмерный шедевр — духи «Шанель № 5». Годы, проведенные вместе с итальянцем, были богаты скандалами, прощаниями и примирениями. Конец этому пришел в 1920 году, когда Коко встретила великого князя Дмитрия Павловича. Этот статный племянник российского царя, принимавший участие в убийстве Распутина, какое-то время по приглашению Коко жил на ее вилле в предместье Парижа со своей придворной свитой. В благодарность великий князь преподнес хозяйке виллы изумрудное ожерелье из коллекции Романовых.
В то время Коко Шакель уже могла себе позволить такую роскошь, как благотворительность. Появившиеся в 20-е годы на прилавках магазинов духи «Шанель №5» на десятилетия стали самыми модными и популярными среди высокопоставленных покупательниц.
В то же время мадам Шанель начала свою длительную тяжбу с партнерами по бизнесу — семьей Верхаймер, которая на первых порах располагала лишь акциями предприятия, выпускающего духи. Роман Коко с великим князем, как и все предыдущие, длился недолго и закончился тихо-мирно. Они расстались друзьями. Затем мужчины довольно быстро сменяли друг друга, среди них был даже герцог Вестминстерский. В те годы он был одним из влиятельнейших и богатейших людей Великобритании. Его прогулочная яхта одновременно могла взять на борт 180 человек. В родном имении герцога на приемах играл домашний симфонический оркестр.
Но на Шанель сие обстоятельство влияло не очень. Она была верна себе и однажды в порыве гнева во время прогулки на яхте швырнула за борт дорогое ожерелье — подарок герцога. В письме своей жене друг герцога Уинстон Черчилль писал: «Знаменитая Коко — самая яркая и сильная личность, с которой когда-либо имел дело Бенни».
За пять лет любовной связи с герцогом Шанель сумела с лихвой компенсировать потерю драгоценного колье, претворив в жизнь с помощью высокопоставленного покровителя множество своих проектов. Во время рыбной ловли в Шотландии она опять одевала куртки, пуловеры, галстуки и даже брюки своего спутника. Но в искусных руках Коко эти грубые классические мужские вещи превращались в проекты будущих женских изящных моделей, которым она придавала только ей подвластные шарм и шик. Но для полного воцарения в высшем обществе того времени Коко необходимо было стать женой герцога. Для самого герцога женитьба нужна была, дабы стать продолжателем древнего рода, а 40-летняя Коко никак не подходила на роль мамы будущего наследника престола. Никакие уловки мудрой Коко не помогли: герцог выбрал в жены другую. Мадам Шанель отреагировала на эту новость слишком самоуверенно: «Сколько бы ни было еще вестминстерских герцогинь, но Коко Шанель — единственная». Она стала настолько капризной и своенравной, что ни один мужчина не рисковал связать с ней свою жизнь.
Вроде бы обещала завершиться браком ее связь с любимцем женщин, модным дизайнером Паулем Ирибе. Коко его обожала, всячески ему содействовала, но и с ним дело до женитьбы не дошло. Однажды во время игры в теннис Ирибе умер от инфаркта на глазах у своей «суженой» Коко. Несостоявшаяся жена пришла в ярость: «Он лежал мертвый у моих ног, и я ненавидела его за это».
В 1939 году началась Вторая мировая война. Мадам Шанель выставила на показ свою новую коллекцию, выдержанную в патриотических тонах, и закрыла дом моды. Продолжали работать лишь принадлежавшие Коко небольшие бутики, где продавались парфюмерия и аксессуары. Позже мадам Шанель не раз подчеркивала, что этим решительным сворачиванием предпринимательской деятельности она выразила свой протест против гитлеровских захватчиков, оккупировавших ее родину. Ведь в это же время другие дома моделей продолжали функционировать, несмотря на оккупацию Франции.
Переживать военные невзгоды Коко помогал ее новый роман, продлившийся все оккупационное время. Очередным избранником уже 56-летней мадам Шанель стал немецкий дипломат Ганс Понтер фон Динклаге. До войны это был завсегдатай всех модных салонов Парижа. Накануне войны он рассказывал всем, что служебный статус работника Министерства иностранных дел Германии стал причиной его развода с женой-еврейкой. Но в знак протеста он якобы сбежал во Францию, воспользовавшись случаем. На самом деле все было проще: фон Динклаге был обыкновенным фашистским агентом, одним из активистов так называемой «пятой колонны». Во всяком случае этот «беглец» в годы немецкой оккупации Франции открыто жил с Коко в знаменитой гостинице «Ритц». Перед самым концом войны, когда уже стало ясно, что Германия терпит поражение, Коко и ее друг сделали попытку спасти Германию от полного разгрома. Коко добилась аудиенции у своего старого друга Уинстона Черчилля и вместе со своим немецким сожителем пыталась склонить британского премьера к заключению сепаратного мира.
При содействии приятеля фон Динклаге — руководителя службы безопасности третьего рейха Вальтера Шелленберга Коко и ее немецкий любовник выехали в Испанию. Именно оттуда они с помощью посольства Великобритании надеялись выйти на Черчилля. Но операция под кодовым названием «Модная шляпа» провалилась, британские дипломаты не очень доверяли Шанель. К тому же в декабре 1943 года Черчилль болел.
После освобождения Франции в гостиницу «Ритц» прибыли два участника движения Сопротивления и увели Коко Шанель. В то время, когда ее допрашивали о связях с фон Динклаге, американские солдаты выстраивались в очередь к ее ларькам, чтобы приобрести в подарок женам и подругам «Шанель № 5». Мадам Коко не очень испугали грозные вопросы соотечественников-антифашистов. Однако она знала, что и ее может постичь участь француженок, ставших любовницами оккупантов: их раздетыми догола прогоняли улицами Парижа. На угрозы Шанель ответила: «Если женщина в моем возрасте заводит любовника, она вряд ли будет интересоваться его политическим кредо и заглядывать в паспорт». Очевидно только благодаря знакомству с Черчиллем мадам Шанель избежала участи своих упомянутых легкомысленных соотечественниц, ее тихонько отпустили с миром в Швейцарию. Коко поселилась с фон Динклаге в Лозанне. Она заявляла, что «это были самые ужасные годы моей жизни». Чета постоянно скандалила, любовник часто поколачивал Коко. По ее свидетельству, он был «настоящим тунеядцем».
Между тем шантажировать Коко стал и сам шеф СД Вальтер Шелленберг. Среди всех нацистских преступников он получил на Нюрнбергском процессе самый малый срок — шесть лет, был досрочно освобожден. И этот супершпион стал угрожать Коко разоблачением, запугивая ее тем, что намерен написать мемуары, в которых откроет правду об операции «Модная шляпа». Довольно длительное время шантажист жил на деньги, которые она ему посылала!
Так и жила эта удивительная женщина после войны, получая известия о смерти когда-то близких ей мужчин — Мизии, великого князя Дмитрия, Вестминстерского герцога. А еще наблюдала за изменениями моды, пока в 1953 году не решилась опять открыть свой салон. И сразу завоевала надлежащее место! Ее костюм из летней коллекции 1954 года стал классическим. Создательница костюма, как всегда, решала функциональный вопрос изделия и лишь затем разрабатывала форму. Юбка обязательно должна была быть с карманами (надо же куда-то класть сигареты). После войны, как известно, курящая женщина стала неотъемлемой частью жизни общества. Кроме того, длина юбки «подскочила» до предела. В лацканах пиджака появились цепочки и другие аксессуары, соответствующие духу времени. Но гвоздем моды от Коко Шанель все же считается рукав — узкий или просторный, он должен был так сидеть на женщине, чтобы при поднятии руки не поднимались и полы жакета, не стесняли хозяйку костюма.
Она опекала своих манекенщиц не только в служебное время, но и учила, как обходиться с мужчинами. Утверждают, что к тому времени у нее выработалось четкое кредо в отношении сильного пола: «Мужчина— враг номер один». Это кредо она и пыталась внушить своим помощницам. Вскоре о ее привязанностях к девушкам салона поползли слухи, Коко подозревали даже в лесбиянстве. В ответ знаменитая Коко лишь ухмылялась: «Кому я нужна — старая перечница?» Хотя одна из ее моделей все же подтверждала такие слухи, проверить ни одно, ни другое никому не удалось.
Несмотря на возраст, Коко работала без устали. Как утверждала после ее смерти одна из подруг, последние 10 лет мадам Шанель работала даже после отхода ко сну. На ночном столике рядом с кроватью всегда держала ножницы. Часто среди ночи Коко могла встать и начать кроить ткань: модель, очевидно, видела во сне. Стоя перед зеркалом и примеряя только что наметанную деталь будущего изделия, она могла нечаянно отрезать прядь волос или часть пижамы. Говорят, что за три года до смерти она очень увлекалась морфием и часто уже не контролировала себя.
За несколько часов до смерти Коко вдруг сказала своему психоаналитику: «Сегодня во сне я видела мамино платье. Когда-то я сошью нечто подобное».
«Коко была самым одиноким и беззащитным существом, которое мне приходилось встречать в этой жизни», — утверждает женщина-психоаналитик, знавшая Шанель, как никто другой. Но несомненно одно: Коко добилась в жизни успеха и признания, какого не добивалась ни одна женщина в мире.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Правообладателям

© 2019 Блог стилиста · Копирование материалов сайта без разрешения запрещено