Открыть меню

ОБНАЖЕННАЯ МОДА

Никогда еще не были мы до такой степени неодеты. Декольте носят даже мужчины, хотя это вовсе не поднимает температуру чувств к ним у противоположного пола. Вырезы до пупка, топлесс, юбочки ламбрекини и прочие выдумки «голой» моды вводят новые правила игры. Знатоки говорят, что суть их заключается в принципе: смотрю и не вижу.
Привлекательность, а формулируя несколько старомодно, прелесть — это красота в гармонии с движением. Может ли колышащийся в такт шагам и выпирающий из платья бюст при каждом движении вызывать вожделение? Или онемелое изумление? Один из корифеев моды Джорджо Армани проектирует платья, приоткрывающие нескромному взору совсем немного, и при этом утверждает, что все его модели без исключения подчеркивают сексуальность женщины. По мнению Армани, наиболее привлекательно в этом смысле дама выглядит как раз тогда, когда она одета с головы до ног. Чувственная женщина не демонстрирует торс или ягодицы, ее чувственность — во взгляде, движении руки. И последнее: женщине с большим бюстом трудно быть элегантной, считает Армани. В то же время показы мод в Париже, Нью-Йорке и Милане свидетельствуют, что формы, проглядывающие сквозь прозрачные ткани, или бюст, демонстрируемый в глубоких декольте распахнутых жакетов, по-прежнему верный способ обратить на себя внимание. «Если твой бюст не открывает двери, опережая тебя на три-четыре дюйма, останься лучше дома», незабвенная Мерилин Монро говорила:«Проблема с цензорами заключается в том, что они боятся, если у девушки есть декольте, хотя должны огорчаться, когда его нет».
В каждой эпохе, даже самой пуританской, возвращение декольте означало победу округлых форм. Согласитесь: трудно показывать то, чего нет. Так, в Великобритании конца 19 века пресыщенное богатством окружение Эдуарда VII старалось самим своим обликом как можно больше отличаться от низших слоев. Вкушавшие второй завтрак и обязательный полдник дамы имели внушительные формы, и идеалом считалась пышнотелая женщина с величественным торсом.
Неожиданно в 1900 году модельер Поль Пуар ввел в моду мягко ниспадающие ткани, а, как известно, ткань не будет красиво струиться по фигуре с крупными формами. От своих манекенщиц Пуар требовал «голодного» вида, и вплоть до появления после Первой мировой войны плоского поколения мальчикообразных девиц дамы ухитрялись маскировать свой бюст, туго стягивая фигуру резиновым бандажом.
Впрочем, война плоского с выпуклым, декольте с гольфом, обнаженности с завуалированной тайной шла и раньше. И побеждала то мода, то жизнь. И если в Голливуде популярны были пухленькие ангелочки, глубокие декольте и обтягивающие платья, то в моде — никогда. Телевидение обожало Мерилин Монро и Джейн Мэнсфилд, мода предпочитала женщин типа Одри Хепберн.
Хотя секрет, наверное, заключается все же в том, что гораздо легче проектировать модели для «трубы» — ничто не нарушает гармонии. И в то время как Диор пропагандировал флэт-лук (дословно: плоский вид), мужчины восхищались американскими богинями любви на страницах «Плейбоя». Оставляя дамские журналы своим элегантным партнершам, сами частенько предпочитали простую соседскую девушку с пухлыми губами и соблазнительным бюстом.
До появления «Плейбоя» немногим мужчинам доводилось видеть цветные фото дамского бюста. До той поры только журнал «Нэшнл джиогрэфик», не опасаясь цензуры и обвинений в порнографии, мог публиковать фото экзотических красавиц, не обременяющих себя одеждой. И действительно, ни один нормальный мужчина не испытает вожделения при виде женщины с кольцом в ноздрях, улыбающейся в объектив спиленными зубами. Потому читатели первых номеров журнала для джентльменов просто теряли голову от восторга, удивления и ревности. Рассел Миллер, биограф отца-основателя «Плейбоя» Хью Хефнера, так пишет о первых читателях: «Стриженные по моде ежиком, они брали с нарочитой небрежностью журнал, как бы случайно открывали его посередине и… О, черт! Кровь бросалась в лицо, пульс становился бешеным. Они закрывали журнал, платили 50 центов и отходили, слегка припадая на одну ногу и глубоко засунув руку в карман».
Журналы для мужчин убеждают, что их читатели — ленивые традиционалисты. Что бы ни происходило в моде, они предпочитают женщин с выразительными округлостями. А если при этом дама блондинка, с длинными, непременно прямыми волосами, небесным взглядом и длинными ногами, мир вокруг кажется им решительно лучше. Хотя со времен Елены Прекрасной идеал женской красоты неоднократно менялся, всегда, пожалуй, за исключением сурового испанского костюма, закрывающего женщину от носочка туфельки до подбородка, в женской одежде присутствовало декольте. В эпоху Ренессанса в европейских городах рядовые горожанки носили весьма смелые вырезы. А во времена, когда в Париже царила мадам Рекамье, даже седовласые матроны ходили с открытой грудью.
История сохранила для нас анекдот по этому поводу: однажды Талейран был вынужден ретироваться с бала, преследуемый отважно декольтированной и далеко не юной дамой. «Приходилось ли видеть вам что-либо подобное?» — спросил знаменитого дипломата его молодой коллега. «С той поры, как меня отняли от груди, уже нет», — ответил Талейран. Модные дамы эпохи Великой французской революции носили тюлевые платья-рубашки а ля Диана, которые и сейчас могли бы возбудить живейший интерес на любом балу.
Исследователи, занимающиеся историей костюма, считают, что на размер декольте влияет духовная «температура» эпохи. Во времена, когда мужчины умели черпать радость в самой жизни, декольте не было сексуальной провокацией, угрозой добродетели, а просто элементом игры, выражением вполне обузданной эротики. Вопрос величины декольте, старый как мир, то давал пищу для вдохновения художникам и поэтам, то вновь вызывал возмущение и провоцировал скандалы, на самом деле же никогда не оказывал сколько-нибудь заметного влияния на интенсивность сексуальной жизни. По крайней мере, так утверждают специалисты. Сексологи считают, что в действительности нет никакой связи между созерцанием обнаженного бюста и сексуальным возбуждением, так как последнее всегда является продуктом воображения. Кстати, было время, когда очень эротичными считались мужские икры, туго обтянутые панталонами. Вплоть до того, что широко применялись искусственные накладки, делающие икры массивнее, как сейчас используют вкладыши в бюстгальтеры. Об этом пишет историк моды Рене Кюни в книге «Сила и красота моды». А в викторианскую эпоху, когда дамы полусвета нередко влияли на судьбы мира, вожделение пробуждала даже полоска ладони между рукавом и перчаткой.
Французский социолог Жан-Поль Кауфманн исследовал 30-летнюю историю массовой демонстрации обнаженного бюста на модных летних курортах, берущую начало в 1964 году в Сен-Тропез: «Под предлогом максимального использования живительных солнечных лучей женщины обнажаются таким способом, будто никого это вокруг не должно волновать. Мужчинам просто ничего другого не остается, как включиться в игру и смотреть на полуголых красавиц как на пролетающих чаек или замки из песка. Смотреть и не видеть — вот главный принцип. Он настолько вошел в жизнь, что не только на пляжах, но и в клубах, дискотеках, на улицах (исключение составляют пока лишь офисы фирм, дорожащих своей репутацией) дама, декольтированная до такой степени, что кажется более раздетой, нежели одетой, уже не вызывает ни удивления, ни вожделения у противоположного пола. Он, этот пол, уже привык. Поистине сладок лишь запретный плод».

MMM как я люблю желейные тортики. Смотрите какой я нашла желейный торт «Битое стекло» это что-то бесподобное. Узнай как его делать прямо сейчас на palitra-vkusov.ru.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Правообладателям

© 2019 Блог стилиста · Копирование материалов сайта без разрешения запрещено