Открыть меню

ПЬЕР БАЛЬМЭН (Pierre Balmain)

Мир Пьера Бальмэна — это мир грез и фантазий, сновидений и желанной сказки, мир красоты, волшебства и той совершенно особой парижской элегантности, имя которой Jolie Madame. Одевавший королев, принцесс, звезд экрана и сцены, Дом Пьера Бальмэна занял прочное место на вершине пирамиды мировой моды. Пленивший Париж 1950-х годов рафинированно-экзотическими вышивками, мехами и шелками, Бальмэн стал, безусловно, эпохальной фигурой послевоенных лет, одним из главных соперников Кристиана Диора. Посвятив свою жизнь моде и костюмам, он создавал наряды, пленявшие цветом, отделкой, тканями, и, несмотря на некоторую многословность этих творений, всегда оставался проводником истинного парижского вкуса. Как автор восхитительных свадебных платьев для титулованных аристократок и знаменитых актрис Бальмэн привлек взоры всего мира к той элегантной эпохе, когда женщина была прежде всего Дамой, предметом глубокого и беспрекословного поклонения.
Горячий поклонник искусства рококо, часто оживлявший традиции версальского вкуса эпохи Людовика XV, Бальмэн создал особый стиль аристократической роскоши и пленительной элегантности. Слегка напудренный, пропитанный аурой томящих ароматов, стиль этот будто вырвался на волю из отделанных резными панелями салонов предместья Сен-Жермен; он был чем-то сродни драгоценным садовым цветам, похожим на те, что встречаем мы в редких натюрмортах кисти Ларжильера или Одри.
Женщина Бальмэна — это Прекрасная Дама, чей образ возникает всякий раз, когда вы слышите шуршанье складок тугого шелка или муара «антик» в анфиладах комнат, где ее присутствие жизненно необходимо, как утренние капли росы на лепестках едва распустившихся роз. Тюль, органди, панбархат и гипюр, соединяясь вместе повелению талантливого художника, создавали творения, достойные лишь самых взыскательных клиенток. Королев моды. Королев мира.
Пьер Бальмэн родился в понедельник, 18 мая 1914 года, в маленькой савойской деревушке Сен-Жан-де-Морьенн, в семье довольно известного в тех местах галантерейного торговца. Мать Пьера, урожденная Франсуаза Баллинари, в молодости слыла модницей, падкой до новинок из магазина «Парижские галереи», где одно время служила. В детстве, играя в куклы, Пьер одевал их в шелковые лоскутки, а сам любил наряжаться в театральные костюмы эпохи Людовика XVI или в платья с фижмами. Семь лет Бальмэн провел в интернате, где впервые осознал мечту жизни. Он хотел одевать. Творить чудеса. Быть создателем женской элегантности. Юношеское знакомство с Мадлен Преме, дочерью хозяйки известного в 20-е годы модного Дома, а также с мадам Бекер, директором парижского Дома «Бернар», окончательно определило его выбор. Но мать Пьера все же настояла, чтобы сын закончил архитектурную школу — эта профессия казалась ей наиболее перспективной для ребенка, чья тяга к искусству была столь очевидна.
В 1933 году, приехав в Париж, девятнадцатилетний Бальмэн стал работать у архитектора Анри Шевалье, известного своими постройками на Колониальной выставке в 1931 году. Бальмэн снимал маленькую комнатку в Университетском городке, напротив парка Монтсури. Париж поразил его. Восхитил и пленил навсегда. Не случайно Бальмэн стал именно парижским кутюрье. В 20 лет он получил первую настоящую работу — заказ на театральные костюмы для кабаре «Лидо». Увы, это были лишь эскизы, зато пресс-атташе «Лидо» рекомендовал Пьера известному тогда создателю моды Роберу Пиге. Правда, Бальмэн смог продать ему лишь три своих рисунка.
Но судьба улыбалась молодому дизайнеру. В 1934 году он поступил ассистентом к ирландцу Молинё, прославившемуся строгостью линий созданных им силуэтов и тем, что никогда не употреблял черного цвета в своих творениях. Одной из ведущих манекенщиц у Молинё была русская красавица с глазами прозрачней воды графиня Лиза Граббе, в замужестве княгиня Бело-сельская- Белозерская. Бальмэн вспоминал, как графиня-манекенщица, встречая в салонах Молинё царственную клиентку, принцессу Марину Греческую, наполовину Романову, склонялась перед ней в глубоком придворном петербургском реверансе. В ответ, следуя традициям Зимнего дворца, будущая герцогиня Кентская, сама одно время работавшая на показах одежды, целовала графиню в лоб.
Рафинированный стиль Дома «Молинё», его обтянутые серым шелком салоны, приказчицы в жемчужных ожерельях и эксклюзивная клиентура стали для Бальмэна первой и очень полезной школой — школой вкуса и школой жизни. Молинё был знаменит своими приемами, ужинами и безукоризненной кухней. Страсть к роскоши домашнего уюта, продуманного и аристократичного одновременно, Бальмэн сохранил до последних дней жизни.

1939 году Бальмэн начал работать в Доме Люсьена Лелонга, чей авторитет в те времена был беспрекословным. Эту работу прервала Вторая мировая война, и Бальмэн вернулся в деревню к матери, где впервые познакомился и начал одевать знаменитую Гертруду Стайн. В эпоху оккупации Лелонг, бывший в то время президентом Синдиката высокой моды, решил вновь открыть Дом. В 1941 году он пригласил на работу двух талантливых молодых стилистов — Кристиана Диора и Пьера Бальмэна. Именно тогда началась эпоха их знаменитой дружбы-вражды. Творчество Бальмэна и Диора военных лет, их идеи, взгляды на жизнь и любовь были так схожи, что одно время они мечтали создать общий Дом, но так и не сделали этого. Зато они создали единую моду — моду 50-х.
В конце войны, ища место для будущего ателье, Бальмэн случайно набрел на здание по улице Франциска Первого, недалеко от авеню Монтень, совсем рядом с домом, где некогда Великая княгиня Мария Павловна устроила свое знаменитое на весь мир ателье вышивки «Китмир». Свой Дом Бальмэн создал на деньги матери, а его первой клиенткой в 1945 году стала принцесса д’Эсслинг, заказавшая молодому кутюрье нечто «в стиле Молинё, но более доступное по цене».
12 октября 1945 года Бальмэн показал свою первую коллекцию, которую компаньонка Гертруды Стайн, Алис Толкас, назвала «новым французским стилем». Коллекция включала брючные ансамбли, узкие вечерние платья и широкие — для коктейлей. Бальмэн представил модели, определившие стиль Дома на много лет вперед: рукава кимоно, вышивка ирисом, стразами, цветовые сочетания галантного века. Первый шаг был сделан — его заметили. Дом привлек взоры сразу нескольких титулованных клиенток: у Бальмэна начали одеваться принцессы Радзивилл, де Брой, Полиньяк; герцогини Кентская и Виндзорская заказывали ему свои туалеты. Тогда же Бальмэн дебютировал как создатель сценических костюмов: в театре Атенэ он сшил платья для пьесы Жироду «Безумная из Шайо» и мольеровской «Школы женщин». Позже он много работал для сцены: делал костюмы для двух актрис русского происхождения — Наташи Пари и Веры Корень, одевал прославленных звезд, таких, как Бриджит Бардо, Ава Гарднер, Арлетти, Марлен Дитрих, Мишель Морган и Кэтрин Хэпберп.
Бальмэн никогда не был закройщиком. Он не накалывал модели на манекенах. Он рисовал. И его эскизы становились отправной точкой определенного стиля тех лет. Дела Дома шли в гору. Он начал включать в коллекции меха: каракуль, норку, но особенно — мех экзотического колониального леопарда. Европа переживала эпоху сафари. Леопардовая отделка и аксессуары — муфты, горжетки и береты — стали визитной карточкой Дома Бальмэна.
В 1947 году Пьер решает выпустить свои первые духи, Elysee 64/83, названием для которых стал телефонный номер его Дома. Но главный успех пришелся на созданные в 1949 году духи Jolie Madame, с восточно-цветочным ароматом, ставшим на долгие годы символом «Бальмэн».

В начале 50-х годов у Бальмэна работали знаменитые манекенщицы: Пралин, Мари-Терез, Соня, Женевьсв, Полетт, польская баронесса Данита Данжель, англичанка Бронвен Паг. Шефом «кабины манекенов» служила русская эмигрантка Ариана Толоконникова.
В 1948 год ассистентом к Бальмэну поступил молодой датчанин Эрик Мортинсен, ставший впоследствии не только правой рукой кутюрье, но и продолжателем его дела. В начале 50-х годов, в течение трех лет, на Бальмэна работал юный Карл Лагерфельд.
Карьера Бальмэна неразрывно связана с кино. В 50-60-е годы киностудии по обе стороны Океана использовали его костюмы в десятках фильмов. Международный триумф позволил кутюрье в 1949 году открыть магазин в Нью-Йорке, а в 1952-м в Каракасе. Успех в Южной Америке был неоспорим: его восхитительные создания покорили Лиму, Сантьяго и Буэнос-Айрес. Ему по праву принадлежал титул «одевающий королев» клиентками Бальмэна были бывшая королева Югославии Александра, бывшая королева Италии Мария-Жозе, нынешняя королева Бельгии Паола, королева Таиланда Сирикит и императрица Японии Нагако.
Реализуя свой невостребованный талант архитектора, Бальмэн начал коллекционировать загородные резиденции. Помимо великолепной квартиры в Париже, с коллекцией статуэток «танагра», он владел виллой в Марокко, домами во Франции и на острове Эльба (последний построил для него итальянский архитектор Леонардо Риеччи).
Любитель ужинов, приемов и раутов, Бальмэн был истинным светским львом. До сих пор в Париже помнят его на балах у маркиза де Куэваса или у Бестиги в камзолах а-ля XVIII век, сшитых в мастерских Дома.
В 1960-1970-х годах у Бальмэна одевались принцессы Лихтенштейна, Люксембурга, певицы Далида, Мария Каллас. Ранняя смерть кутюрье 29 июня 1982 года прервала эту замечательную карьеру. Похороненный на родине в Савойе, Бальмэн остался жить в имени своего Дома, руководство которым перешло к Эрику Мортинсену. Близкий друг Элизабет Тэйлор, Джины Лолобриджиды, Ингрид Бергман и Софи Лорен, Мортинсен руководил Домом до 1990 года, когда был вынужден покинуть его и перейти на работу к Шереру из-за разногласий с новым владельцем «Бальмэн» Аланом Шевалье. Место Мортинсена занял юный Эрве Пьер, создавший для «Бальмэн» три коллекции. А в 1993 году его сменил дизайнер Оскар де ла Рента, работавший у Баленсиаги и Антопио Кастийо.
Оскар де ла Рента родился в Доминиканской республике и добился громкого успеха в США, особенно среди богатых кубинских эмигрантов. В каком-то смысле он является продолжателем традиций Бальмэна: его коллекции отличают чистота формы, качество шитья и абсолютный вкус цветовой гаммы. Теперешние создания «Бальмэн» свидетельствуют о высокой культуре работы Дома, где цитирование прошлого — символ великих традиций. Как-то Шанель сказала: «Лишь не обладающие памятью уверены в своей оригинальности!» Да, памяти у Парижа не отнять. Бальмэн — одна из ее частиц.

Любая женщина любит платья, а вот платья с открытой спиной на женщине обожают мужчины. Сексуальное платье с открытой спиной подойдет любой девушке. Читайте подробности на сайте наших друзей dlor.ru.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Правообладателям

© 2020 Блог стилиста · Копирование материалов сайта без разрешения запрещено