Открыть меню

ВАЛЕНТИНО ФАКТЫ БИОГРАФИИ

Не всякого сомнения, ему покровительствует тезка — тот, который из сонма святых. Иначе как бы простой смертный за небольшой промежуток земной жизни сотворил столько чудес и влюбил в себя стольких красивых и утонченных женщин? За него определенно кто-то делает всю черновую работу, Валентино лишь пришивает многозначительное «V» к поистине роскошному результату и неспешно следует дальше — «в фарватере» собственных удовольствий.

Удовольствие первое
Рисовать. Он всегда обожал рисовать. Рисовать все, что попадалось ему на глаза. Рисовать все, что возникало у него в воображении. Рисовать все, чем был наполнен его маленький мир. «Именно в детстве я почувствовал огромное желание рисовать. Я постоянно что-то рисовал то карандашом, то красками. Меня вдохновляло абсолютно все — цветы, деревья, холмы, люди».
Когда он был мальчишкой — в том самом возрасте, когда их разбитые коленки, порванная одежда и души мятежные порывы доставляют родителям массу хлопот, — сеньор и сеньора Гара-вани меньше всего волновались за «коленки» своего сына: Валентино ни с кем не дрался, не ввязывался в сомнительные истории, и — Боже упаси! — не сбегал из дома в поисках приключений. Эти подвиги в провинциальной Вогере (маленьком итальянском городке, который не сыщешь даже на самых подробных картах) было кому совершать и без него. Валентино же не умел быть непослушным: не огорчал ни папу — местного промышленника, ни маму, которую уважал и обожал, ни Пресвятую Деву Марию, которой прилежно молился по утрам и вечерам.
Нет, по-своему, родители, конечно, переживали: Валентино мог несколько часов кряду неподвижно сидеть в саду или в углу одной из комнат и срисовывать жучков, гусениц или узор настенных обоев. А это вряд ли с восторгом воспримет любой папа, мечтающий видеть своего сына продолжателем семейного бизнеса, всезнающим юристом либо уважаемым врачом.
Когда Валентино впервые сказал маме, что хотел бы заниматься «рисованием моды», она восприняла это с улыбкой — мол, еще сто раз передумает, пока подрастет. Ну а когда об этом узнал папа… он «выкроил» из семейного бюджета (не такого уж и большого, между прочим) сумму для обучения сына в Итальянской школе моды. Полученных там знаний хватило для того, чтобы Валентино смог позволить себе следующее удовольствие.

Удовольствие второе
Париж. Валентино влюбился в него с первого взгляда — пылко, страстно и навсегда. Как, впрочем, и влюбляются в семнадцать лет. Ему кружило голову буквально все: запах кофе, красивые парочки, медленно попивающие вино в стеклянных витринах маленьких кафе, элегантные люди, выходящие из театров по вечерам, Эйфелева башня, насквозь протыкающая небо, аромат жареных каштанов…
Очарованный Парижем, он ходил по маленьким шумным улочкам, которые после уныло меланхоличной Ломбардии щекотали Валентино своей суетой. Он хотел, чтобы этот город ответил ему взаимностью. Но Париж — так уж он устроен — любит только победителей. Что ж, значит, Валентино им станет.
Но в те дни до безоговорочного триумфа буквы V было ой как далеко: восемь лет учебы в Парижской школе Высокой моды, стажировка у Жана Дессе и Ги Лароша, масса знакомств, событий и впечатлений, наполнивших его жизнь после открытия собственного Дома моды (впрочем, поначалу даже и не Дома, а небольшого ателье в Риме), — того самого, из которого «вышло в свет» его новое удовольствие.

Удовольствие третье
Белый цвет. Его обожали актрисы — ничто так сексуально не играло в лучах софитов, как идеально скроенное белое платье. Но правила игры в белый цвет знали далеко не все дизайнеры.
Первой, кто по достоинству оценил белые одежды от Валентино, стала Элизабет Тейлор. Белое платье с глубоким декольте на бронзовом от загара теле Лиз стало «пропуском» молодого итальянца в dolce vita — ту самую сладкую жизнь, которая царила в вечном городе в 50-е, когда Голливуд снимал там фильмы «про красивую любовь», а американские туристы — проводили «римские каникулы». Возможно, Джекки Кеннеди тоже была одной из них. Но очень скоро, так же, как Лиз Тейлор, Джекки превратилась в постоянную клиентку. А через некоторое время вместе с Валентино разделила его триумф, блистая на свадьбе с Аристотелем Онассисом в скромном кружевном белом платье для невесты. «Мне пришлось сделать еще сорок похожих моделей!» — вспоминает Валентино. Казалось, все невесты мира хотели выйти замуж в таком же платье, как у Жаклин.
Нет ничего удивительного, что в 19б8 году европейская пресса назвала его «поэтом белого цвета». Но от того, что красным и черным он «овладел» так же виртуозно, как и белым, можно прийти в восторг… Красный — вызов и желание, белый — божественность и невинность, черный — тайна и страсть.
«Женщина, одетая в красное, никогда не останется незамеченной. Ни один мужчина не устоит перед ней», — говорит Валентино. Кроме одного: его самого. Какой бы прекрасной пи оказалась lady in red, Валентино предпочтет ей одно из своих удовольствий — возможно, самое дорогое.

Удовольствие пятое
Голубая яхта. Она действительно небесно-голубого цвета. С бежевой отделкой внутри. На 50-метровой яхте пять спальных кают. Четыре из них обычно занимают гости, когда хозяин, решив вдрут развеять хандру, трубит «общий сбор». Гости на борту перебывали разные: Клаудиа Шиффер, Лиз Херли, Хью Грант, принцесса Диана, греческий король Константин и другие некоронованные лица… Какие именно, Валентино тщательно скрывает, как и все то, что называют «частной жизнью». Он может пригласить вас на яхту, он может пустить вас в дом, но он никогда никого не впустит в свою душу. Ну, может только лучшего друга — Джанкарло Джаметти. Они идеально дополняют друг друга: Валентино делает моду, а Джанкарло — деньги. Джанкарло — первый, кому Валентино показывает свои эскизы, выслушивает его критику и всецело доверяет ведение переговоров с «внешнеторговым миром». День в день, из года в год — и так почти всю жизнь…
Они познакомились в те годы, когда юность и честолюбие способны перевернуть горы — одному еще не было тридцати, другому едва исполнилось двадцать. За сорок лет содружества они создали империю. Уеликую империю для Идеальной женщины. Но саму Ее так и не нашли. Это, пожалуй, единственное из удовольствий, которое Валентино Га-равани продолжает искать.

Удовольствие (ли?)…
Идеальная женщина. По мнению Валентино, у нее должно быть тело, как у модели Шарлотт Памплинг, грудь, как у Шерон Стоун:, плечи и руки, как у Наоми Кэмпбелл, волосы, как у Грейс Келли, шея, как у Мареллы Аньелли (супруги президента «Фиат»). Ну и, разумеется, платье от Валентино — красное, белое или черное.
Вы ее случайно не встречали?

Погрузиться в мир магов и фей, создать волшебный элексир можно! Смотрите и играйте в новые онлайн игры фэнтези это реальный мир вашей нереальной фантазии. Много онлайн игр на onlinegamesite.ru.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Правообладателям

© 2020 Блог стилиста · Копирование материалов сайта без разрешения запрещено