Открыть меню

Юбер де Живанши

Легендарный французский кутюрье живет в Париже на тихой улочке. Здесь у Юбера де Живанши роскошный дом, точнее — один из домов. В назначенное время — 9.30 утра — подхожу к громадным воротам. Дверь открывает дворецкий и, переспросив мою фамилию, приглашает пройти внутрь. Первое, что бросается в глаза, — ровненько уложенный гравий во дворе. Такое впечатление, что его только что разровняли. Пройти в дом можно только по дорожке, выложенной булыжником. Вдоль нее — громадные кадки с деревцами, оригинально обвязанные камышом. У входа в дом меня встречает второй дворецкий и проводит в одну из комнат. Здесь уже ждет сам хозяин. Он очень высокого роста, одет «по-домашнему» — джинсы, клетчатая рубашка, поверх которой элегантно накинут темный свитер. Повсюду — изысканная антикварная мебель, канделябры со свечами, картины. Вскоре приносят напитки: мне — удивительно ароматный чай, а господину Живанши — минеральную воду. Он просит ни с кем его не соединять. Забегая наперед, скажу, что наше интервью длилось два часа. И, конечно, во время беседы он много говорил о своей музе — голливудской звезде Одри Хепберн. Кстати, в прошлом году ее признали самой красивой женщиной всех времен и народов.

Совершенно неожиданно мне предложили купить замок… Господин Живанши, когда я договаривался о встрече, вы сказали, что собираетесь уезжать в горы. Вы часто там отдыхаете? У меня в горах шале. Правда, езжу я туда не часто — слишком много дел. Но иногда просто необходимо сделать перерыв. Я больше не катаюсь на лыжах, но красота тор и чистый воздух помогают поддерживать форму. К тому же появляется возможность читать, рисовать, если хотите — немного помечтать. Возможно, я вскоре опять съезжу на пару деньков в горы. А как же море? У вас ведь есть вилла на Лазурном берегу… Я обожаю Кап Ферра. Там хороший климат, но… Я решил продать этот дом, поскольку езжу туда очень редко. Согласитесь, нецелесообразно содержать виллу, где фактически не бываешь. К тому же, если у вас много персонала, всегда возникают некоторые осложнения. Я бы хотел облегчить себе жизнь и, как говорят, перевернуть эту страницу. Вы как-то рассказывали о замке, который уже много лет реставрируете. Да, реставрация идет постоянно. А купил я его не потому, что хотел иметь замок. Просто тогда я как раз продал свой первый дом — возле Версаля. Маленький волшебный домик. Мне хотелось что-то подальше от Парижа. И совершенно неожиданно мне предложили купить замок. Теперь вот я его реставрирую, то есть возвращаю к жизни. Я мог бы очень много рассказать и о доме, в котором мы находимся. Он построен в 1731 году. До этого здесь было поле. В этом доме жили самые известные семьи Франции — например, Ларошфуко, а еще — герцоги, послы, банкиры. О, этот дом с историей! Сначала я купил второй этаж, а когда продавался первый, приобрел и его. Вы знаете, это фантастика — иметь сад (у меня здесь еще и сад) почти что на Сен-Жермен-де-Пре. Это действительно редкость. Как видите, я обожаю дома!

Сегодня отношения строятся на деньгах, а раньше — на дружбе.
Как известно, вашим наставником в мире моды был легендарный кутюрье Кристобаль Баленсиага. Чему вы научились у него?
Знаете, когда я входил в мир моды, у меня не было образования. Я очень хотел заниматься моделированием одежды, но никогда не учился этому. Да и мать не поддерживала меня. Отца же я лишился в два года. Почему-то близкие считали мое увлечение чем-то ужасным. Они видели меня адвокатом, но ни в коем случае не дизайнером или актером. В семнадцать лет я решил уехать из родного Бове в Париж — это было как раз после войны. Я взял свои рисунки и пошел к господину Баленсиаге, которым восхищался. Конечно, это было безумие и чрезмерное высокомерие с моей стороны. Директриса сказала мне: «Нет, нет, молодой человек, господин Баленсиага не принимает никого!» Я был очень расстроен. Если бы я вернулся домой, в Бове, на этом бы все и закончилось. Но я решил податься к другому модельеру — Жаку Фату. Благодаря знакомой я попал в его Дом моды и вскоре стал работать там стилистом. Впоследствии я сменил три или четыре места. А вскоре, это было в 1952 году, открыл собственный Дом моды. Мне тогда было двадцать четыре года.

А с Баленсиагой мне посчастливилось встретиться и подружиться в Нью-Йорке. При встрече он сказал: «Наверное, вы много учились, поскольку обладаете огромным желанием работать». Конечно, я признался, что не учился на модельера. Так, на многие годы, он стал моим учителем или даже отцом. Именно он показал мне, что такое настоящая техника шитья. Попав в его ателье и увидев все своими глазами, я понял, что не знаю вообще ничего! Да, у меня были идеи, но я никогда не учился технике. А ведь сделать красивый рисунок — это еще не все. Общаясь с Баленсиагой, я сделал для себя много открытий — и как модельер, и как человек. Кстати, я сейчас занимаюсь организацией его музея в городе Гуетария в Испании. Надеюсь, через два года состоится долгожданное открытие. Там, в частности, будут представлены платья Баленсиага. Я до сих пор разыскиваю их у клиентов или друзей кутюрье. К сожалению, их осталось не так много. А у вас не возникало идеи создать музей вашей музы — голливудской звезды Одри Хепберн? Это хорошая идея, но воплотить ее в жизнь не так просто. Одри умерла в Швейцарии, в маленьком селении Толошна. Там у нее был домик, который назывался «Обитель мира» и который она просто обожала. Ее похоронили на местном кладбище, и туда устремились тысячи и сотни посетителей со всего мира. Англичане, японцы, голландцы. Все произошло приблизительно так же, поклонники едут за сотни километров, чтобы побывать на могиле и… ничего не увидеть — разве что крышу ее дома, который продали. Я считаю, что это не хорошо.

У меня в свое время было много платьев Одри. Она сама дала их мне — и те, в которых снималась в кино, и те, которые носила в жизни. А несколько лет назад ее сын — Шон Феррер — одолжил у меня эти платья. Он организовал большую выставку во Флоренции, посвященную семидесятилетию Одри, а потом спросил, не могу ли я отдать эти наряды ему. Я ответил, что хотел бы, но для меня это — воспоминания. В конце концов, ведь это был сын Одри — я ему все отдал. Оставил только несколько платьев — из «Завтрака у Тиффани», «Шарады», ну и еще кое-что. И знаете, что он сделал потом? Организовал выставку, которая путешествует по миру. Она уже была в Австралии, Америке, Японии. С каждого билета Шон зарабатывает доллар. Деньги идут в Фонд помощи детям, который он создал в США. Я не имею ничего против, но платья — хрупкая вещь, а из-за путешествий они превращаются в пыль. Возвращаясь к вашему вопросу, я поддерживаю идею создания музея Одри Хепберн. И был бы одним из первых, кто помогал бы осуществить ее.

Среди современных актрис есть кто-то, кто бы мог сравниться с Одри Хепберн?
Нет. Я часто об этом думаю и считаю, что нет никого, с кем ее можно было бы сравнить. Согласитесь, современных актрис легко перепутать. Они все похожи друг на друга: одинаковые блондинки с одинаковыми лицами. Они хорошие актрисы, но для меня они — не великие звезды, которыми были Джоан Кроуфорд, Кароль Ломбар или Ава Гарднер. То же самое и с мужчинами: Брэд Питт или Том Круз — это все-таки не Гари Купер. Раньше были настоящие звезды! Сегодня все построено на деньгах, а нас с Одри связывала дружба. Она никогда не сказала бы: «Дай мне 400 тысяч долларов, чтобы я рекламировала твои духи!» А сегодня та же Николь Кидман за съемки в четырехминутном рекламном ролике запросила у Chanel огромнейший гонорар. Когда я еще работал в Доме моды, но уже не был боссом, директор как-то попросил меня найти «другую» Одри Хепберн для рекламы ароматов Givenchy. Я же ответил, что это не так просто. Тогда дирекция предложила стать лицом компании Фанни Ардан, потом — другим актрисам. Сегодня — это Лив Тайлер, а завтра будет еще кто-то. Кто именно — уже и неважно. Кстати, я был первым, кто стал ассоциировать духи с образом конкретной женщины. Когда я работал над ароматом L’interdit, то думал об Одри — красивой, молодой. Я спросил ее: «Ты приняла бы в подарок духи, которые я создал для тебя?» Она ответила: «Конечно!» — а не: «Я пришлю тебе агента, который занимается моими контрактами. Надо обсудить, на сколько после участия в рекламе духов пополнится мой счет в банке». Мы просто работали вместе. Я шил платья для ее фильмов — начали мы с «Сабрины», а потом… Она хотела, чтобы я ее одевал. Это было необычно, потому что до этого никогда кутюрье так тесно не сотрудничали с кино. Разве что Ив Сен-Лоран. Но он, хотя и одевал Катрин Денев в жизни, не шил наряды для всех ее фильмов. Говорю же, тогда было совершенно другое мировосприятие. И это было прекрасно — работать с друзьями!

«Армани — не клоун!»
Если бы вы вернулись в моду сегодня…
Не думаю, что это возможно — сегодня Дома моды испытывают много трудностей. Но мне очень часто снится, что я создаю коллекции. Я вижу себя в мастерской, людей, которые со мной работали. Все происходит за несколько дней до показа — многое еще не готово. Я испытываю ужас, шок, страх… Да, я хотел бы вернуться в моду, но не потому что скучаю, а потому, что обожаю свое дело. Но снова шить платья… Нет, я не делал бы haute couture, ведь времена изменились. Наверное, вернулся бы к тому, с чего начинал, когда основал свой Дом моды. Я делал бы pret-a-porter de luxe. Я считаю, что даже маленькая вещь, сделанная хорошо, должна стоить дорого. Мне не нравится, когда что-то покупают, а вскоре выбрасывают. Надо уважать одежду! Ее надо менять, но она должна «жить» с вами годами, чтобы лотом вы с удовольствием могли примерять ее снова. «О, я опять надену это!» — воскликнете вы однажды, обнаружив в шкафу вещь, мода на которую вернулась. Вот так.

Не могу удержаться от вопроса: как вам современная мода? Когда я смотрю показы по телевизору, ловлю себя на мысли, что кутюрье не отражают время, в котором мы живем. Вся эта экстравагантность, на которой строят рекламу, на самом деле — антиреклама. Потому что женщины идут в бутики, которых становится все больше и больше, и ничего для себя там не находят. Я не понимаю того, что некоторые дизайнеры ищут вдохновение в прошлом или в экзотических странах. Да, можно заимствовать некоторые детали, но не переноситься же в XIX век! Это не мода, ведь настоящая мода всегда смотрит в будущее и думает о развитии. К тому же мода — это умение одеться так, чтобы пройти по улице незамеченным. Пройти скромно, но когда на тебя кто-то посмотрит, то скажет: «Как это хорошо сделано, какой легкий крой». У нас же устраивают карнавал, как в Рио-де-Жанейро! Конечно, я понимаю: сложнее сделать простое платье, чем платье с гнездами, птицами, перьями, а вдобавок — шляпами в стиле Луи XV. Все эти «спектакли», по-моему, не приносят ничего, кроме разочарования. Ведь это попросту смешно! Сегодня Домам моды помогает выжить производство сумочек, обуви и, конечно же, духов. А вот моды как таковой, на мой взгляд, больше не существует. И все же, среди современных дизайнеров вам кто-то интересен? Да, это Армани. Он очень серьезен, у него есть оригинальные идеи. По-моему, его талант по-настоящему еще не оценили. И главное — он не клоун! Армани не будет устраивать цирк, кино или театр ради рекламы своего имени и товара. Тем не менее дела у него идут очень хорошо. Я был на его выставке в Нью-Йорке и Бильбао — это действительно интересно. К тому же он делает очень актуальные вещи. А недавно Армани стал заниматься еще и haute couture. Одна моя знакомая, вернувшись с его показа, сказала, что все было очень просто и очень красиво. Вот об этом и речь!

«С Джеки Кеннеди было приятно работать»
Какой, на ваш взгляд, должна быть красивая или, скажем так, модная женщина?
Я знаю много таких женщин. Да, они богаты, но деньги здесь ни при чем. Даже надев дождевик, женщина может оставаться элегантной. Ведь к нов можно подобрать пуловер или шарф, какие-то скромные аксессуары. Главное — уметь создать свой образ или, как говорят англичане, look. Это не всем дано, и это факт, но этому можно научиться. К тому же есть модельеры, которые должны подсказывать своим клиентам. Они ведь сродни докторам. Кутюрье говорит: «Вот эти части тела нужно спрятать, а эти — подчеркнуть». Иногда же мои коллеги об этом не думают. Когда я работал с принцессой Грейс, герцогиней Виндзорской, Одри Хепберн, Жаклин Кеннеди и другими клиентками, я пытался объяснить им, что считаю важным в их образе. Надо стремиться сделать женщину красивее, а не наоборот. Посмотрите все эти фотографии современной моды: глаза такие, волосы такие. Стиль и красота женщины или мужчины — в естественности, в показе лучшего, что вложил Бог в ваше тело, в вашу внешность. Этому нужно научиться, как и всему остальному. А так… Что я могу посоветовать? Собираясь на важный прием, наденьте узкое прямое платье, скромные украшения. Когда же предстоит активный день, к тому же вы за рулем — конечно, нужно отдать предпочтение брюкам или джинсам. Но только без дырок, как сегодня носит молодежь. Надо уметь одеваться скромно, сохраняя при этом свою индивидуальность. Вы упомянули Джеки Кеннеди. Какие у вас остались воспоминания о ней? У меня их много, ведь я одевал ее в течение многих лет: и до того, как она стала первой леди Соединенных Штатов Америки, и после. Джеки Кеннеди была женщиной, которая умела одеваться. Она обожала красивые платья. Правда, ей приходилось сдерживать себя, поскольку она любила блестящие вещи. Она никогда не носила шпильки, поскольку была довольно высокой. Предпочитала мягкие туфли или обувь на низком каблуке. А еще — любила свитера и очень хорошо подбирала цветовые сочетания. Знаете, Джеки Кеннеди умела соответствовать образу первой леди. Она не была такой, как Эвита Перон или другие политические деятели. При этом она оставалась современной и никогда не одевалась, как женщины в возрасте. С Джеки Кеннеди было приятно работать, хотя и нелегко: наше сотрудничество было тайной. Она не хотела, чтобы все знали о том, что она одевается в Париже. И мне приходилось уважать это пожелание. Я никогда не говорил, что шью для мадам Кеннеди. Это потом уже журналисты узнали и обо всем написали. Да, работать с Джеки Кеннеди было очень интересно!

А вы нашли ответ на извечный вопрос: деньги приносят счастье?
Конечно, деньги способствуют счастью. Но есть много богатых людей, которые, увы… Хотя, даже будучи несчастным, можно осчастливить других! Например, помогать в больницах или… Ведь мы счастливы, когда отдаем, а не тогда, когда получаем. В такие моменты ощущаешь необыкновенное удовольствие! И это надо уметь делать. Я уже упоминал, что Одри занималась общественной деятельностью. Чтобы отблагодарить Господа за то, что он подарил ей детей, она согласилась работать в ЮНИСЕФ. Но сразу оговорилась: только в течение одного года. Это было очень тяжело. Частые поездки, и не в самых лучших условиях… А после истечения года ей сказали: «Но ведь вас так любят — и дети, и взрослые, — вы не можете все оставить!» Тогда она уже была больна, хотя сама и не знала об этом (Хепберн умерла от рака), но продолжала ездить в Руанду, Сомали, причем делала это не просто как кинозвезда, а действительно искренне, от всего сердца. Когда Одри возвращалась из путешествий, мы виделись здесь, в Париже, и в Женеве. Она говорила: «Ты знаешь, я вернулась из ада. Эти дети, умирающие от СПИДа, эти голодные женщины…» Одри пыталась достучаться до политиков: например, ездила в Штаты встречаться с Бушем, просила не продавать оружие в страны Африки. Но это ничего не изменило. Люди продолжали убивать друг друга и делать кучу ошибок.

Наверное, мир не изменишь: есть богатые и есть бедные. Но первые должны помогать последним. Поэтому я критикую тех богатых, которые чувствуют себя несчастными. Ведь для этого нет никаких оснований! С возрастом вы стали философом? Я не знаю. Думаю, мы постоянно чему-то учимся. Иначе жизнь была бы скучной. Есть вещи, узнав которые, я стал намного богаче. Поэтому я много путешествую, открываю для себя страны и людей. Вы, наверное, знаете — я бывал в России. Первый раз еще во времена «железного занавеса». А когда через некоторое время я опять приехал в Москву, то не мог не заметить произошедших перемен. Я говорю не столько о гостиницах, которые стали более-менее комфортабельными, сколько о людях. Они стали улыбаться! Со мной всегда рядом находились друзья, разделявшие и боль, и радость. Я неустанно говорю, что считаю себя счастливым человеком, поскольку делал то, что хотел. Не всегда это было легко, но… О многих вещах я могу сказать сегодня: «Какое счастье, что это было в моей жизни!»
zhivanshi

***

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Правообладателям

© 2019 Блог стилиста · Копирование материалов сайта без разрешения запрещено